28 миллионов рублей мимо кондитерской фабрики

Нуралиева на протяжении более 3 лет брала у потерпевшего (клиента Бюро) деньги в долг под расписки в сумме, превышающей 28 млн. рублей, якобы для развития своего бизнеса. На них она обещала развивать свое предприятие, что позволит ей в будущем рассчитаться с долгом, а сама тратила деньги на себя, на погашение других своих долгов. В дальнейшем деньги не вернула, сославшись на проблемы в бизнесе.  

Юристы бюро  доказали сначала органам предварительного следствия, возбудившим и расследовавшим уголовное дело, а затем и суду, что в данном случае умысел на хищение возник у Нуралиевой с момента получения первой части похищенных денег. Для этого потребовалось доказать, что деньги Нуралиева в свои юридические лица вносила в сравнительно малых количествах (менее 700 000 руб.), а её компаний не приносили должного дохода. Потребовалось найти документы и проверить доходы за несколько лет уже не существующих юридических лиц, ИП, для чего провести несколько финансово-бухгалтерских и финансово-экономических экспертиз. Удалось найти и многочисленных кредиторов, которым она также должна была значительные суммы. Учитывая значительный объем предстоящей работы, при неясной перспективе (из-за отсутствия результатов экспертиз), сложившейся негативной правоохранительной практике, для получения обвинительного приговора потребовался труд многих юристов бюро, начиная с октября 2011 года. В январе 2013 года возбуждено уголовное дело и лишь в октябре 2016 года вынесен приговор. 

Фактически создан судебный прецедент, когда удалось доказать, что получая деньги в долг, физическое лицо похищало их - не намеревалось их возвращать. Суд согласился с нашими доводами о том, что Нуралиева не собиралась возвращать деньги, о чем свидетельствуют такие доказанные факты как:  длительность невозврата денег (более 7 лет); отсутствие фактов добровольного возврата денег; погашение в этот период других своих долгов; трата денег на себя (покупка дома, машин и т.п.); наличие доходов, позволявших производить частичное погашение долга; обман о текущем финансовом состоянии своих компаний (ежемесячная выручка  якобы более 3 млн. рублей); обман в части собственных доходов (доходы мизерные по данным ИФНС); обман в намерениях развивать компании (не был реализован бизнес-план); последующий выход из состава участников своих компаний, которые якобы развивала; оставление после прекращения деятельности бесхозным имущества компаний, от реализации которого могла возместить часть похищенного; обман в использовании получаемых денег (деньги на бизнес практически не использовала); обман в текущей экономической ситуации в отрасти (значительно завышенная рентабельность); наличие большого числа кредиторов, с которыми тоже не рассчиталась; лишь частичное признание долга, не смотря на имеющее судебное решение по гражданскому делу о взыскании всей суммы; несостоятельность версии о включении в сумму долга процентов; завышенная процентная ставка по займу.Указанные критерии, выработанные в ходе данного уголовного дела, облегчат в будущем разграничение преступления от гражданско-правового спора, что позволит легче защищать права потерпевших.